• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:28 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
Бывает так, что мир рушится в твоих руках. Теряет цвета, запахи, материальность. Этот момент надо уметь... нет, не прожить... просуществовать. Потом пройдет время и в одно мгновение мир оживёт и покажет такие цвета, о которых даже не знал.

23:31 

Какое животное? Собаку

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
The frozen person ‎(22:13):
миш, почему собаку?
ginger_ice ‎(22:22):
ну
такая добрая
ginger_ice ‎(22:23):
верная
заботливая
глаза таки добрые
грустные
ginger_ice ‎(22:23):
хозяин её бьёт и за дверь выставляет а она его ждёт

23:07 

перед сном

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
Вот лежишь в постели, понимаешь, что всё - не заснуть, несколько часов точно есть в запасе. Что делать? Свет не включишь - начнётся война с родственниками. Значит много-много интересных и не очень дел отпадает. Музыку слушать? одни и те же песни, надоело.. и в общем, наверно не успокоят сознание, а ещё больше взбудоражит его. Остаётся думать, придумывать, анализировать. То есть начать вспоминать, перебирать воспоминания, словно деревянные бусины. Вот взял одну, держишь в ладони, чувствуешь, как маленькие тёплые шарики греют ладони... Перебираешь, некоторые задерживаются дольше, некоторые откладываются по-дальше, но не на долго.
Все воспоминания словно тёплые, деревянные бусины, нанизанные на зелёную ленту. Ведь зелёный - цвет надежды, надежды на то, что всё ещё не закончилось... Всё только начинается...

00:37 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
Надо в магазин. В доме опять нету майонеза. Чёрт, лень, а просто жарить курицу не хочется.
Вот и лифт. В мыслях бардак. Ну, в последнее время это нормальное состояние. Такая получается игра - "кошки - мышки" Ухватил мысль - разжёвываешь, нет - продолжаешь гоняться за мышкой. А если учесть, что этих "мышек" много и хочется поймать не одну, а две три... и так по возрастающей... то игра имеет плачевный результат...
Спускаюсь. Вот мне в дверях мигнул первый огонёк. Один - этаж пройден. Хорошо, осталось поймать ещё семь таких вот огоньков. У же ближе.
Тут лифт останавливается. Открываются двери и моя меланхолия нарушается какой-то семьёй. Ничего, осталось совсем мало огоньков. Может четыре или три. Взгляд рассеяно блуждает по кабине, отчаянно пытаясь зацепиться хоть за что-то. И вдруг...
Мальчик. И года наверное нету. Глаза... Бархатные, серые...Серые, тёмные с белыми искорками - лучиками...
Двери открываются... Мир? Здравствуй. Нет, я не скучала. Просто пришлось... Хочу чего-нибудь вкусного. Извини... Может в другой раз?
Ключ поворачивается в двери. Пусто, темно. Зажигаю свет в коридоре - немного, но всё-таки.
мысль живёт, коварная мысль " всё будет хорошо, обязательно"

Иду на кухню, запускаю светящегося зайчика.
Реальность продолжается.

23:38 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
Ссылка на тест: zanud.net/tests/dalay-lama/ruтест от Далай-Ламы.

22:46 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
ехех, что за оно? осень, дождь, сыро, зябко, кашель до тошноты, насморк.
но чёрт меня возьми, красивая эта пора - осень.
хочется всё-таки вытащить этого работягу и показать, что вокруг тоже существует мир, на словах мне не верят, а жаль.
иногда успокаивает отсутствие выбора, чем переизбыток оного, но как это всё-таки гадко)
гм, надо съездить навестить человека в больнице, гм, но перед этим узнать какая это больница, и где это конечная 1 автобуса, опять лавлю себя на том, что совершенно не знаю города
мммм, взлесть бы на крышу и сверзиться от туда, да так, чтобы не вниз а вверх)
или взять билет на поезд и уехать в задницу
или провести ночь шляясь по городу или ещё где-нибудь или у кого-нибудь, а потом сложить голову под топором родительским
или...
да много ещё этого "или"

23:47 

в подлунном мире рождались дети.

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
в подлунном мире рождались дети.
со своей судьбой, с чужими именами и фамилиями.
в огромных роддомах и маленьких квартирах,
тайком от всего сущего, за закрытыми на все замки дверями.
они рождались такими чистыми, чтобы почернеть морально,
и такими настоящими, чтобы стать подделкой.
в подлунном мире рождались те,
кто станет на наше место,
кто станет тобой или мной.
у меня заболело плечо
(я ударился о поручень в трамвае)
теперь моя боль связана с чьим-то рождением.
в подлунном мире родился тот, кто однажды станет мной,
заменит меня.
в подлунном мире рождались дети.
(Мишель)

23:44 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
У физиков свои сказки

Папа важно поправил роговые очки. Картину у него на голове можно было бы назвать так: "Отступление хаоса перед торжеством порядка". Художественный беспорядок на голове отступал с флангов двумя мощными залысинами спереди и десантом на затылке, быстро расширяющим свой плацдарм.

— Пaп, чтo тaкoe мифы? — cпpocилa дoчь, pacплeтaя вoлocы.

— Этo cкaзaния o гepoяx и бoгax, — пoяcнил oтeц. — А сегодня я расскажу тебе об Эфиpе. Был такой бyйный cтapичoк, кoтopый зaбaвляетcя виxpями. Ему нa cмeнy потом пpишeл Гocпoдин Beликий Baкyyм, poдoнaчaльник Чacтиц и Aнтичacтиц, пoкpoвитeль Aтoмoв и Moлeкyл. И Эфиp cпиcaли в apxив.

— Зачем? — cпpocилa дoчь.

— Tpyднo cкaзaть... Hy, cлyшaй!

Koгдa иcтopия про единоборство Эфира и Вакуума закoнчилacь, coвceм cтeмнeлo. Нaд гopизoнтoм пoдымaлacь лyнa. Дoчь, cчacтливo yлыбaяcь (y иcтopии, несмотря на драматические перипетии, был cчacтливый кoнeц), зaвepнyлacь в oдeялo. Теперь она знала, "Для чего — Ничего".

Oтeц вcтaл и зaштopил oкнo. Дoчь пpипoднялacь нa лoктe.

— A тeбe ктo бoльшe пoнpaвилcя? — cпpocилa oнa. — Mнe — дeдyшкa Эфиp! Oт Гocпoдинa Baкyyмa тaк и вeeт xoлoдoм!

— Koнeчнo, — coглacилcя oтeц, — oн жe пpи Aбcoлютнoм Hyлe... Hy, спать!

Дeвoчкa пoвepнyлacь нa бoк, и чepeз пять минyт пo eё poвнoмy дыxaнию oтeц пoнял, чтo oнa cпит. Oн вышeл из кoмнaты, нecлышнo пpикpыв зa coбoй двepь. Oгpoмнaя лyнa ocвeщaлa двop. Bыcoкo нaд гoлoвoй cиялo Бoльшая Медведица. Большая Медведица! У дpeвниx былa бoгaтaя фaнтaзия...

— Maть Пpиpoдa тepпeть нe мoглa нeвecткy Пycтoтy, нo oбoжaлa внyкa, кoтopoмy дaли имя Baкyyм, — повторил oн вcлyx и paccмeялcя.

Викa вopoчaлacь вo cнe. Eй былo cтpaшнo. Eй cнилcя Baкyyм — дpeвний и мoгyчий. "Tpи квapкa, тpи квapкa! Tpи квapкa для миcтepa Mapкa!" — гopячo выпaлилa oнa, и oтeц, ycлышaв бессвязное бopмoтaниe, пoдoшёл к кpoвaти и пoпpaвил oдeялo.

Baкyyм мoлчaл, источая на Землю кocмичecкий xoлoд.

— Baшe Teплeйшecтвo! — oбpaтилacь oнa к Coлнцy.

И в тoт жe мoмeнт пoчyвcтвoвaлa в пpaвoй pyкe тeплo. Oнa разжала кулачок. Ha лaдoни лeжaли paзнoцвeтныe oгoньки. Дeвoчкa зaчapoвaннo cмoтpeлa нa ниx. Hoвopoждeнныe, кварки eщё чyть пoдpaгивaли oт взaимoдeйcтвия c Baкyyмoм...

Утpoм, кoгдa oнa пpocнyлacь, миp пo-пpeжнeмy cтoял нa мecтe. Cпpыгнyв c кpoвaти, oнa пoдoшлa к oкнy и oтдёpнyлa штopы. Xлынyвший в кoмнaтy cвeт зacтaвил eё зaжмypитьcя.

— Дoбpoe yтpo, Baшe Teплeйшecтвo, — yлыбнyлась она.

— С кем это ты здороваешься? — спросила мама.

— С солнышком.

По этому поводу у мамы состоялся важный разговор с папой. Папа ел традиционную яичницу и пил чай с булкой.

— Забиваешь ребёнку голову математическими символами, — сказала мама.

— Вовсе нет, — горячо возразил папа. — Во-первых, это не математика. Я даю образно, и никаких математических символов тут нет. А во-вторых, это хорошие физико-математические

сказки, своего рода фольклор, слэнг, если хочешь.

— Да ничего я не хочу, — возразила мама. — У ребёнка гуманитарный склад ума.

— Даже гуманитариям не грех знать физику! — начал кипятиться папа.

— Ага, — рассеянно согласилась мама. Она считала папу неисправимым идеалистом. В глубине души себя она тоже считала идеалисткой, но идеализм папы её возмущал. — Дай слово, что хотя бы на неделю избавишь ребёнка от своей физики.

— Даю честное благородное слов, — твёрдо обещал отец.

На следующий день, заглянув в детскую, мама услышала, как папа объясняет дочери естественный отбор и происхождение видов.

— Вот ты, например, летала во сне? Если теория Дарвина действительно верна, то все мы когда-то были птицами. А до этого — рыбами.

— Как это? — спросила дочь.

— Когда человеческий зародыш находится в ... э-э-...

— Утробе матери, — подсказала дочь.

— Он повторяет эволюцию животного мира. В ускоренном темпе, конечно, потому что эволюция заняла три миллиарда лет. В три месяца он похож на зародыш акулы...

— Какой ужас! — воскликнула дочь.

— А в чём дело?

— Ещё родишься раньше времени!

— О господи, — тихо сказала мама, прикрывая дверь.

— А я видела зародыш, — сказала дочь.

— Где? — удивился отец.

— В книжке. Как он постепенно развивается... Из икринки.

— Головастик.

— Ага. Пап, а что такое Ихтиандр?

— Как — что?

— Это сказка или правда?

— Это фантастика, — сказал отец.

И Вика стала объяснять, как она представляет себе устройство Космоса. Слушая дочь, отец внутренне улыбался. Плохая физика. Зато какая поэзия! И вдруг поймал себя на мысли, что уже когда-то так думал и уже когда-то жил...

Физико-математические сказки продолжались из вечера в вечер. Папа приходил и говорил:

— А сегодня я расскажу тебе про корень квадратный из минус единицы.

В спорах о воспитании папа всегда терпел поражение, хотя по очкам шёл впереди.

— Забиваешь ребёнку голову математическими символами, — говорила мама. — Хочешь сделать из неё мальчишку.

— Я закладываю основы естественно-научного образования, — возражал папа. — Если я оперирую символами, как ты говоришь, то это, скорее, символы общечеловеческого значения.

— Зачем ей твоё естественно-научное образование? Она гуманитарий.

— Гуманитарии нуждаются в естественно-научном образовании. Если бы они его имели, они бы не совершали столько глупых ошибок.

— У меня нет никакого естественно-научного образования, — пренебрежительно возражала мама. — И я никогда не чувствовала, что это недостаток.

— Это никогда не чувствуется изнутри, — без промаха бил папа.

— О том, что она станет физиком, можешь даже не мечтать, — заявляла мама. — У ребёнка гуманитарный склад ума.

— Я и не мечтаю, — немедленно парировал отец. — Новый прорыв человеческой мысли ожидается совсем в другом направлении. Физика надолго исчерпала себя. Царицей наук двадцать

первого века станет биология и генная инженерия.

Мама скептически промолчала. И всё-таки её было интересно, это убеждение, или полемический ход. Слушая их горячие беседы, Вика быстро пополняла словарный запас.

В восемь лет папа взял её на семинар, и Вика видела, как ему трудно. Папа преодолевал почти физическое сопротивление. Аудитория действовала как живой организм, который, обнаружив пришельца, начинает активно вырабатывать антитела.

— Товарищи, — вмешался директор. — Дайте ему сказать. Посмотрите, сколько у него прозрачек. Он хочет их показать. Я вас прошу: скажите са-амую суть!

— Сейчас, я перейду к главной части моего доклада, и многие вопросы отпадут сами собой, — пообещал папа. Директор кивнул и погрузился в пучину аутотренинга. Складки лица у него сползли вниз, второй подбородок съехал на второй, а живот мягко выкатился вперёд. — Как я уже показал...

— Да ничего вы не показали!

— Сейчас я выпишу окончательное решение...

И папа минуты три молча трудился, выписывая на доске математические символы.

— Так это же дельта-функция! — воскликнул нетерпеливый оппонент.

— Ну да, дельта-функция, — удивлённо подтвердил папа.

— Что, опять не так? — ехидно спросил папин друг.

— А это что за символ? — не унимался въедливый оппонент.

— А это не символ, — победоносно улыбнулся папа. — Это следы мела. — И ловко смахнул следы тряпкой.

— Вот, собственно, и всё, — заключил папа. — Как я показал...

— Да ничего вы не показали!

Папа нервно улыбнулся. Директор встал с кресла.

— Я внимательно выслушал ваш доклад, — сказал он. — И должен признаться, что у меня в голове каша. Причём, я чувствую, что это не моя каша, это ваша каша ударила мне в голову!

— И всё-таки это шаг вперёд, — сказал папа, когда семинар закончился. — Маленький, но шаг вперёд.

Они дали друг другу слово молчать, но оказалось, что мама уже в курсе.

— И перестань водить ребёнка на свои семинары, — без всякой связи сказала она за обедом.

— Какие семинары? — спросил папа.

— Такие семинары, — сказала мама. — И опусти свои дурацкие брови. Не надо показывать, как ты удивлён.

— Что? — вытаращила глаза бабушка. — Ты водил её на семинар?

— Ну да, — подтвердил папа. — Что ж тут такого?

— Ты думаешь, ребёнку это интересно?

— Ой, бабуль, знаешь, как интересно!

И Вика рассказала всё, опустив слова директора.

— Сегодня ребёнка буду укладывать я, — заявила мама.

— Разумеется, — с достоинством согласился папа.

— И перестань изъясняться с ребёнком на своём физико-математическом слэнге! — добавила мама.

Отправляясь спать, Вика спросила папу, независимо поглядывая на маму:

— Пап, а что такое правительство?

И, не дожидаясь ответа, сама стала объяснять:

— Я думаю, это когда все сидят за длинным столом, и кто громче всех говорит, тот и командир, правильно?

— Примерно так оно и есть, — подтвердил папа.

— Боже мой, о чём они у тебя говорят, — возмутилась бабушка. — Витают в облаках.

— Что ж ты хочешь, — сказала мама. — У физиков свои сказки.

— И ты спокойно об этом говоришь!

— Ты постриглась, что ли, я не пойму? — сказала мама.

— А ты только что заметила? — ворчливо спросила бабушка.

— Так необычно видеть тебя с такой причёской.

— А представляешь, какой фурор будет на работе, — с удовольствием засмеялась бабушка.

Уложив ребёнка, мама вызвала папу на разговор.

— Перестань проводить над ребёнком эксперименты, — с первой фразы завелась она — сказался, возможно, перепад атмосферного давления.

— Не будем педалировать, — покраснел папа.

Это словечко он позаимствовал у мамы. Сразу было видно, что папа из хорошей музыкальной семьи. На исход разговора его замечание, очень удачное, не повлияло. Мама приняла во внимание только румянец, которым покрылся папа. Он не предвещал ничего хорошего. И мама позволила папе локальный успех, признав за ним право вернуться к вопросу о методах воспитани после рождения второго ребёнка. При условии, конечно, что это будет мальчик.

— Это будет мальчик, — твёрдо заявил папа.

Мама промолчала, и папа был очень доволен тем, что последнее слово осталось за ним. В сущности, не так много ему было и надо. Эта папина черта подкупала маму больше всего.

А потом время полетело! Ребёнок рос не по дням, а по часам. В три года она играла в кубики. В пять лет усвоила, что у папы с мамой есть имена. В шесть научилась играть в шахматы. Мама усадила Вику на восемь лет за пианино. В девятом классе дочь объявила, что будет поступать на филоло гический. Мама метнула в сторону папы торжествующий взгляд.

— Это сработали мои сказки, — самодовольно улыбнулся папа.

22:56 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
16:03 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
Ведь настоящие сказки никогда плохо не заканчиваются, правда?

15:45 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
гггрррррррррр, больше ничего не могу сказать на Это*

15:44 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
не люблю гулять один по городу, в голову мысли всякие лезут странные, и постепенно забываешь об окружающем тебя пейзаже, углубляешься в свои мысли, начинается разбор ошибок и т.д.. А, как многие знают ,-думать вредно

15:37 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
Спасибо
Лето
было круто!

23:32 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
Ваш Кодекс Жизненных Принципов :

Играть в игру под названием жизнь,на ходу меняя правила.
Лучше быть одним,чем "одним из".
Быть загадкой,на разгадывание которой может уйти вся жизнь.

23:22 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
мм, думаете я ангел смерти?? нуу, кто знает,кто знает) бойтесь, если меня увидите)

22:47 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
Бывают пакостные дни в жизни, но ты не делаешь из этого трагедий. Твой мир не делиться на черное, белое и серое. Он разноцветный) Ты из тех редких счастливчиков, которые умеют видеть все таким какое оно есть. Однако..существует опасность свалиться или в розовую бездну слепоты, или в серую кашу будней. Осторожней.)

22:41 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
Только я знаю о твоей боли, сомнениях и одиночестве. Если бы могли остаться вместе навечно, я бы повторял тебе это столько раз, сколько бы ты пожелала. Я не предам тебя! (с.)
кто бы мне это сказал? "я не предам тебя"

22:17 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
Ваша душа окрашена в... синий цвет
, который воплощает необычность, терпение, понимание, здоровье, спокойствие, защиту, единство, гармонию, спокойствие, невозмутимость, веру, лояльность, идеализм, и мудрость. Синий - цвет Воды. Это символ океана, снов, сумерек и неба.
не люблю синий цвет и воду

21:54 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
Любовь - такая штука... Не ты её выбираешь, а она выбирает тебя. Спросите, откуда я её знаю? Ха! Меня-то никто ни разу не выбрал...

21:49 

Разбежался, оттолкнулся, И еще раз попытался...
А вы замечали, что небо по ночам оранжевое?

осколки империи

главная